Site Loader

Виктор Суворов утверждает, что Сталин сам готовил нападение на Германию. Вы должны выбрать по крайней мере 1 единиц данного товара. До этого не читала из-за названия. В СССР заочно приговорен к смертной казни. И эссе о самых знаменитых некрополях мира, и захватывающие миниатюры — всё переплетено в прекрасный венок.

Добавил: Durisar
Размер: 8.81 Mb
Скачали: 7956
Формат: ZIP архив

Я писал эту книгу долго, по одному-два кусочка в год. Не такая это тема, чтобы суетиться, да и потом было ощущение, что это не просто книга, а некий путь, который мне нужно пройти, и тут вприпрыжку скакать негоже — можно с разбегу кладбищонские поворот и сбиться с дороги.

Напишите свой обзор

Иногда я чувствовал, что пора остановиться, дождаться следующего сигнала, зовущего. Дорога эта оказалась длиной в целых пять лет.

Началась от стены старого московского кладбища и увела меня очень-очень. Но тафофилом меня можно назвать лишь условно — я не коллекционировал кладбища и могилы, меня занимала Тайна Прошедшего Времени: Знаете, что кажется мне самым интригующим в обитателях Москвы, Лондона, Парижа, Амстердама и тем более Рима или Иерусалима?

То, что большинство из них умерли.

Про ньюйоркцев или токийцев такого не скажешь, потому что города, в которых кладбищрнские живут, слишком молоды. Если представить себе жителей действительно старого города за всю историю его существования как одну огромную толпу и вглядеться в это море голов, окажется, что пустые глазницы и выбеленные временем черепа преобладают над живыми лицами. Обыватели городов с прошлым живут, со всех сторон окруженные мертвецами. Нет, я вовсе не считаю старые мегаполисы городами-призраками.

Кладбищенские истории — Акунин Борис — читать книгу онлайн, на iPhone, iPad и Android

Они вполне живы, суетны и искрятся энергией. С некоторых пор я стал чувствовать, что люди, которые жили раньше нас, никуда не делись. Они остались там же, где были, просто мы с ними существуем в разных временных измерениях.

Мы ходим по одним и тем же улицам, невидимые друг для друга.

Please turn JavaScript on and reload the page.

исттрии Мы проходим сквозь них, а за стеклянными фасадами новомодных строений мне видны очертания некогда стоявших здесь домов: Вам не случалось увидеть где-нибудь в густой толпе на Кузнецком Мосту или на Никольской невесть откуда взявшийся и тут же растаявший силуэт в шляпе-веллингтоне и плаще-альмавиве? А прозрачный девичий профиль в чепце с лентами-мантоньерками? Значит, вы еще не научились видеть Москву по-настоящему.

Старинные города — это совсем не то, что города новые, которым каких-нибудь сто или двести лет. В большом и древнем городе родились, любили, ненавидели, страдали и радовались, а потом умерли так много людей, что акуни этот океан нервной и духовной энергии не мог взять и исчезнуть бесследно.

  БИБЛИОТЕЧНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ АРХИКАД СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Перефразируя Бродского, рассуждавшего об античности, можно сказать, что предки для нас существуют, мы же для них — нет, потому что мы про них кое-что знаем, а они про нас ровным счетом. Они от нас не зависят.

И городу, в котором они жили, тоже не было до нас, нынешних, никакого дела. Поэтому чем старее город, тем меньше обращает он внимания на своих теперешних обитателей — именно потому, что они в меньшинстве. Нам, живым, трудно удивить такой город; он видел и других, таких же смелых, предприимчивых, талантливых, а может быть, те, умершие, были качеством и получше.

Акунин Борис — Кладбищенские истории

Нью-Йорк существует в кбадбищенские же ритме, что сегодняшние ньюйоркцы, он их современник, напарник и подельник. Вместо шустрых человечков в джинсах и пестрых майках здесь будут разгуливать другие, одетые по-другому, да и нынешние исстории никуда не денутся — лишь переселятся из одних кварталов в другие, подземные. Полежат там несколько десятилетий, а потом сольются с почвой и окончательно станут безраздельной собственностью Города. Кладбища в мегаполисах обычно живут недолго: Через каких-нибудь сто-полтораста лет поверх костей нарастет слой земли, на ней раскинутся площади или встанут дома, а на окраинах расширившегося Города появятся новые некрополи.

Мертвецы — наши соседи и сожители. Мы ходим по их костям, пользуемся выстроенными для них домами, разгуливаем под сенью посаженных ими деревьев. Мы и наши мертвые не мешаем друг другу. Под Парижем несколько лет назад было обнаружено целое царство кадавров — катакомбы, где лежат миллионы и миллионы прежних парижан, чьи останки были некогда перенесены туда с городских кладбищ. Любой может доехать до станции Данфер-Рошро, спуститься в подземелье и обозреть бескрайние ряды черепов, представить собственный где-нибудь в уголочке, в семнадцатом ряду сто шестьдесят восьмым слева и, возможно, внести некоторую корректировку в масштабирование своей личности.

Парижанам, можно сказать, повезло. Чаще местом встречи с предшественниками для нас становятся чудом сохранившиеся старые кладбища, островки сгустившегося и застоявшегося времени, где давно уже никого не хоронят. Последнее условие обязательно, потому что разрытая земля и свежее горе пахнут не вечностью, а смертью.

Борис Акунин, Григорий Чхартишвили. Кладбищенские истории. Пер-Лашез

Этот запах слишком резок, он помешает вам уловить хрупкий аромат другого времени. Если хотите понять и почувствовать Москву, погуляйте по Старому Донскому кладбищу. В Париже проведите полдня на Пер-Лашез. В Лондоне съездите на Хайгейтское кладбище. Даже в Нью-Йорке есть территория остановившегося времени — бруклинский Грин-Вуд.

  ЖЕСТЯНИЦКИЕ РАБОТЫ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Если день, погода и ваше душевное состояние окажутся в гармонии с антуражем, вы ощутите себя частицей того, что было прежде, и того, что будет. И, может быть, услышите голос, который шепнет вам: От действующих московских кладбищ меня с души воротит. Они похожи на кровоточащие куски вырванного по живому мяса. Туда подъезжают автобусы с черными полосами по борту, там слишком тихо говорят и слишком громко плачут, а в крематорском конвейерном цехе четыре раза в час завывает хоральный прелюд, и казенная дама в траурном платье говорит поставленным голосом: Если вас без дела, из одной любознательности, занесло на Николо-Архангельское, Востряковское или Хованское, уходите оттуда не оглядываясь — не то испугаетесь бескрайних, до горизонта пустырей, утыканных серыми и черными камнями, задохнетесь от особенного жирного воздуха, оглохнете от звенящей тишины, и вам захочется жить вечно, жить любой ценой, лишь бы не лежать кучкой пепла в хрущобе колумбария или распадаться на белки, жиры и углеводы под цветником ноль семь на один и восемь.

Кладбищенские истории, Борис Акунин | Отзывы покупателей

Новые кладбища ничего вам не объяснят про жизнь и смерть, только собьют с толку, запугают исиории запутают. Ну их, пусть чавкают своими гранитно-бетонными челюстями за кольцевой автострадой, а мы с вами лучше отправимся в Земляной город, на Старое Донское кладбище, ибо, по-моему, во всем нашем красивом и таинственном городе нет места более красивого и более таинственного.

Вход Войти на сайт Я забыл пароль Войти.

Цвет фона Цвет шрифта. Борис Акунин, Григорий Чхартишвили Кладбищенские истории Разъяснение Я писал эту книгу долго, по одному-два кусочка в год. Всё, что когда-то было, и все, кто когда-то жил, остаются навсегда. Старое Донское кладбище Москва. Перейти к описанию Следующая страница.

Для авторов и правообладателей. Борис Акунин, Григорий Чхартишвили Кладбищенские истории.

Был да сплыл, или Забытая смерть. It has all been very interesting, или Благопристойная смерть. Старое Донское кладбище Москва Был да сплыл, или Забытая смерть От действующих московских кладбищ меня с души воротит.